Регистрация  ·         ·  Забыли пароль?

2011-10-04 07:31:00 : Письмо Оскару

Письмо Оскару

Фото: РИА Новости

Автор: Алевтина Толкунова

Что сумеет рассмотреть в «Цитадели» американский зритель?

Все, что связано с Михалковым, связано и с войной. Не той, о которой вспоминаешь, когда смотришь «Утомленных солнцем», а другой,  «великой»,  «которую вел в одиночку Рикки-Тикки-Тави...», а в нашем случае - Никита Михалков против злобных обитателей медийного террариума. Главным Нагом сезона стал оскароносец Владимир Меньшов, возмутившийся выбором комитета настолько, что утратил всякую логику и даже умудрился обвинить фильм в том, что тот не вернул затраченных на него средств, а следовательно должен быть послан совсем в другое место. Услышать такое от мастера одного хита было смешно, тем более, что картины конкуренты – «Елена» и «Фауст» не соберут и урожая «Цитадели». Ту же логическую ошибку совершил и Дима Быков, упомянувший о кассовом провале «Цитадели». Все словно позабыли, что лидеры проката вовсе не произведения высокого искусства, а «Елки» с «Выкрутасами» да «Самый лучший фильм» с «Любовью-морковью». Впрочем, любовь не знает логики, да и в пылу полемики все средства хороши – приходится браться за лом, коли нет другого приема…

Упоминать о том, что Михалков снимает хорошее кино, бессмысленно и бесполезно, да и не о том речь. Когда читаешь комментарии, поражает другое – «Цитадель», видимо, никто не смотрел. Иначе кинопрофи заметили бы базовый message произведения, который кристаллизуется в финале картины. Преданные и брошенные на произвол судьбы солдаты с палками в руках идут брать цитадель и побеждают. Не без помощи насекомых – родственников комара и шмеля из пушкинской «Сказки о царе Салтане», да героев «Мухи-Цокотухи» Чуковского. Эпизод взятия цитадели отсылает не только к сказкам, но и к фильму «Брат», который Михалков не любит и даже считает «вредным». Но по сути Никита Сергеевич делает схожее утверждение – мы умеем терпеть, можем быть неприхотливыми и нетребовательными, но нас не надо допекать. Потому что ежели допечь, враг будет сметен, даже если в руках не окажется ничего, кроме палки. И вот такое послание с легкой руки оскаровского комитета полетело в Голливуд! Учитывая нынешнюю политическую ситуацию, более наглый поступок трудно себе представить.

Проворонили критики и другой забавный нюанс: «Цитадель» – женоневистническая лента, четко сформулированный протест против торжества матриархата (сомневающимся в том, что современный западный мир находится под женской пятой, рекомендую пересмотреть «Антихриста» фон Триера или перечитать труды Евгения Головина). Михалков, как выясняется, латентный женоненавистник. NB: в замечательном фильме «Свой среди чужих», женщин не было вообще, в более поздних картинах Михалкова они присутствовали, но были достаточно невнятны, и лишь в «УС» прозвучал окончательный вердикт. Героиня «Утомленных» в первой части эпопеи предстает эдакой очарованной мужской силой девушкой, меняющей изысканного кавалера на грубого красноармейца. Во второй части она «зреет», а в третьей, ее характер вылетает из причудливой михалковской фантазии ядовитой бабочкой. Выясняется, что кокон интеллигентных бабушек и тетушек скрывал отвратительную самку, которая отказывается как от своего мятущегося (в соответствии с лучшими традициями русской классической литературы) возлюбленного Мити, так и от маскулинного Котова, чтобы отдать предпочтение полному ничтожеству, грибоедовскому мужу-мальчику, мужу-слуге, человеку, лишенному всякого мужского «я», который умеет лишь исправно доставать «колбасу» при любом режиме. Забавно, что подобный приговор женскому роду выносится успешным красавцем, дамским вниманием точно не обиженным. Однако «Цитадель» фиксирует, что в системе координат Михалкова ценна лишь женщина-дочь, та, с которой не может быть эротики, а следовательно никакой войны и конкуренции.

Только она может стать подлинной подругой героя. Потому что остальные будут несчастного использовать и легко променяют на колбасу. Это набоковской точности наблюдение тоже ударит непуганного западного зрителя бритвой по глазам. Как тут не вспомнить (по ассоциации с глазом и бритвой…) Луиса Бунюэля с его «Смутным объектом желания», где режиссер в годах подводит итог исследованию женской темы и заканчивает произведение фантасмагорическим взрывом. Вполне в духе михалковской мины. Не может быть перемирия в войне полов и ничем, кроме экзистенциальной катастрофы, эта схватка не закончится. В отличие от наших спецов «их» критики точно поймут, о чем Михалков снял фильм. Распознают скрытую угрозу, вычленят силуэт удалого есаула, проскакавшего «весенней, гулкой ранью» по просторам «Цитадели», как напоминание о том, что люди мимикрируют, но не меняются, а времена хоть и меняются, но все больше технологиями, а не менталитетами. Поэтому, посмотрев «Цитадель», западная аудитория в очередной раз испытает чувство глубокого ужаса перед беспощадным «русским духом», который Михалков так точно и объемно отобразил. Ну а нашим кинодеятелям придется туго, когда «Утомленных солнцем» покажут по телевидению – сериал очевидным образом ждет успех. Потому что простой зритель, в отличие от культурного, поймет правильно и без переводчика, что именно ему хотели сказать.
 

Автор - независимый кинообозреватель

 


Для комментирования необходимо авторизоваться!

Добавить новость