Регистрация  ·         ·  Забыли пароль?

2011-11-20 23:02:00 : Валерий Цепкало о стартапах

Валерий Цепкало о стартапах: Государство должно смотреть на этого молодого человека не как на пацана, который балуется с компьютером

На фото: Фото. Валерий Цепкало

20.11.2011


На вопросы ведущего программы «Неделя» отвечает директор Парка высоких технологий Валерий Цепкало.

Неделя ознаменовалась тем, что впервые, насколько я понимаю, в нашей стране прошла венчурная ярмарка. Если перейти на лексикон, привычный для всех — такие смотрины тех, кто предлагает идеи, и тех, кто готов в это вложить деньги. Насколько успешно она прошла?

Валерий Цепкало: Мы надеемся, что первый блин не оказался комом. Смогли найти интересные проекты, и мы надеемся, что будут созданы в результате компании-стартапы — начинающие молодые компании. Потому что как это происходит: у вас есть идея, у кого-то есть деньги. Для того, чтобы вы могли доработать проект, для того, чтобы вы могли продвигать этот проект дальше по всему миру, необходимо это слияние. И на самом деле, почему нужен венчурный финансист? Во-первых, конечно, непосредственно для того, чтобы он давал деньги, а во-вторых, у него у самого, как у бизнесмена, есть опыт продвижения данных компаний, в конечном счёте, опыт инвестирования в данные компании. Он может доводить данную компанию до того уровня, что она выйдет на фондовый рынок.

А как работает сам механизм? Кто кого «приглашает на танец»?

Валерий Цепкало: На самом деле, это, наверное, движение в обоюдном направлении. То есть, заинтересован венчурный финансист, потому что в мире на самом деле денег очень много, и проблема у людей и у структур, которые обладают этими деньгами, — найти интересный рентабельный проект, в который вы можете вложить. Что касается наличия идей, то и идей достаточно много. Другое дело в том, чтобы эта идея имела коммерческую перспективу.

Почему мы говорим о венчурном финансировании, что такое вообще венчурное финансирование? Венчурное финансирование — это финансирование, которое предполагает риск. На риск традиционные финансовые институты идти не могут, они не имеют права. На самом деле, именно поэтому государственным предприятиям зачастую сложно рисковать вообще, потому что государственное предприятие — это государственное имущество, а государственным имуществом ты не можешь рисковать. Если мы знаем, допустим, компанию Apple, знаем её успешные проекты — iPod, iPhone, iPad, но мы не знаем десятки проектов, которые оказались неуспешными. Компания инновационна, она рискует, она вкладывает деньги и зачастую, в общем-то, данные капиталовложения успеха не приносят. Если это частная компания, то частник может убедить, допустим, руководство или наблюдательный совет, или консультативный совет, или акционеров взять и рискнуть, и направить деньги на какие-то проекты.

Поэтому, как правило, инновации происходят в частном секторе, и венчурное финансирование — они иногда даже называют «ангельские инвесторы» — это люди, которые достают деньги из собственного кармана. И опыт говорит о том, что если из 10 проектов 2-3 «выстреливают», становятся коммерчески эффективными, то окупается многократно прибыль венчурного фонда, прибыль корпорации, которая вложила деньги в этот рискованный проект.

Вот у меня родилась идея организовать невероятно экономичную переработку шариковых ручек. Где мне найти человек, которые достанет из своего кармана деньги и даст их мне? И сколько денег останется у меня, сколько я заработаю на своей идее?

Валерий Цепкало: Как формируется совместное предприятие, самый простой способ: я являюсь автором идеи, я получаю 51% акций — я вкладываю деньги и имею 49% акций этого предприятия. Это предприятие уже называется «стартап», оно является начальным предприятием, и хозяин или обладатель идеи может набирать команду, дорабатывать продукт. Доработав продукт, он начинает его продвигать на внешние рынки. Если это всё происходит успешно, то этот маленький стартап развивается в крупную корпорацию.

Кстати, все на самом деле известные компании в области высоких технологий, которые мы сегодня знаем в мире, они все начинались с таких компаний и превращались в те транснациональные огромные корпорации, которые мы сегодня знаем. И по объёму выручки эти корпорации зачастую превышают ВВП небольших стран — таких, как Беларусь, или даже более крупных, как Украина.

Мне кажется, что в этом должен быть и фокус, и, основное, внимание государства: смотреть на этого молодого человека не как на какого-то пацана, который балуется с компьютером, а как на человека, из которого потенциально может вырасти Стив Джобс, Билл Гейтс, или Майкл Делл, или Ларри Эллисон — те люди, которые сегодня определяют лицо современной высокотехнологичной экономики.


Для комментирования необходимо авторизоваться!

Добавить новость