Регистрация  ·         ·  Забыли пароль?

2011-05-05 09:17:00 : Проверяй, но доверяй. России и Западу пора изменить подходы друг к другу

 Проверяй, но доверяй. России и Западу пора изменить подходы друг к другу.

Проверяй, но доверяй.

России и Западу пора изменить подходы друг к другу.

05.05.2011

Минул год с подписания в Праге российско-американского договора, известного как
СНВ-3, который в начале этого года вступил в силу после ратификации Сенатом США и Госдумой РФ.

Он ограничивает стратегические ядерные силы (СЯС) сторон до 700 развернутых и 100 неразвернутых носителей (межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводного базирования (БРПЛ) и стратегических бомбардировщиков), на которых можно иметь не более 1550 развернутых ядерных зарядов (при этом каждый бомбардировщик засчитывается за один заряд). С учетом реального соотношения сил сторон этот договор оказался наиболее выгодным для нашей страны за всю историю советско/российско-американских разоруженческих договоров. Дело в том, что по СНВ-3 США должны будут сократить свои СЯС (хотя и не очень значительно), мы же имеем возможности даже наращивать свои стратегические вооружения. Кроме того, по сравнению с предыдущими договорами Россия получила еще целый ряд важнейших преимуществ: СНВ-3 не накладывает никаких ограничений на структуру СЯС сторон внутри общих лимитов, снимает ограничения на размеры района развертывания мобильных МБР «Тополь» и «Ярс», отменяет инспекции на месте производства ракет, которые реально затрагивали только Россию (завод в Воткинске).
Теперь возникает целый ряд вопросов по поводу новых шагов в области разоружения. Так, Запад очень активно настаивает на том, чтобы Россия сократила тактическое ядерное оружие (ТЯО), по которому она якобы имеет значительное превосходство над НАТО (хотя никаких численных значений никто не приводит). Россия со своей стороны хотела бы от США ограничений в области ПРО и сокращений обычного высокоточного оружия, в первую очередь – крылатых ракет морского и воздушного базирования (КРМБ и КРВБ). При этом нельзя не отметить, что на практике добиться сокращений или хотя бы ограничений в сфере как ТЯО, так и КРМБ и КРВБ крайне сложно из-за того, что почти невозможно осуществлять контроль (такой контроль, по сути, полностью парализует повседневную деятельность ВС сторон, на что никто не пойдет).
Еще одной проблемой является сокращение обычных вооружений (бронетехники, артиллерии, авиации) в Европе. Россия требует от НАТО ратификации подписанного в 1999 году «адаптированного ДОВСЕ», определяющего максимальные размеры обычных ВС европейских стран, а также сил США и Канады в Европе (канадских сил, впрочем, в реальности в Европе нет). Более того, Москва заявляет о том, что превосходство НАТО в обычных вооружениях не позволяет ей сокращать свое ТЯО, которое компенсирует это превосходство.
При этом, правда, нельзя не отметить, что 3-4-кратное превосходство НАТО над РФ в обычных вооружениях в Европе является на самом деле чисто бумажным, учитывая «размазанность» натовского потенциала по всей Европе, очень значительную долю устаревших вооружений (она выше, чем в ВС РФ) и непрерывные сокращения боевого состава ВС всех европейских стран НАТО (кроме Турции и Греции, постоянно готовящихся воевать между собой), которые продолжаются с ускорением в связи с экономическим кризисом. Данные факторы очень существенно усиливаются полной психологической «демобилизацией» европейских армий и обществ, что очень отчетливо проявляется в Афганистане. Вообще, на протяжении всего периода после окончания «холодной войны» между Россией и НАТО в Европе продолжается своего рода «гонка разоружений». Реальные потенциалы сторон в разы ниже, чем разрешено иметь по «адаптированному ДОВСЕ», не говоря уж о первоначальном варианте договора 1990 года. Если в 1990 году это действительно был договор о сокращении вооружений, то сегодня он превратился в своеобразный «договор о легальной гонке вооружений». Всего один пример. По первоначальному ДОВСЕ 1990 года, который формально действует и сегодня, Германии, чья армия традиционно считается основой ОВС НАТО в Европе, разрешалось иметь 4166 танков и 900 боевых самолетов, по так и не вступившему в силу «адаптированному ДОВСЕ» 1999 года – 3444 танка и 765 самолетов. При этом в реальности на 1 января 1990 года у нее было 7000 танков и 1018 самолетов, то есть гораздо больше положенного. А на 1 января 2010 года Германия имела всего 1201 танк и 306 самолетов, то есть гораздо меньше положенного. 
Очевидно, время требует концептуально пересмотреть весь договорной процесс. Ведь совершенно невозможно представить себе, например, договор об ограничении вооружений между Германией и Швейцарией или между Норвегией и Финляндией (напомню, что Швейцария и Финляндия не являются членами НАТО). Договоры о разоружении подписываются между странами или группами стран, которые считают друг друга противниками. Главная причина – колоссальное взаимное недоверие, чуть ли не на уровне инстинкта, когда стороны заведомо толкуют любые слова, действия и намерения друг друга как предельно враждебные. Из-за этого совершенно непомерно и неадекватно завышается военный потенциал оппонента. Хотя совершенно ясно, что никто ни на кого нападать не собирается, для этого у обеих сторон нет ни достаточного военного потенциала, ни рациональных целей, ни психологической готовности. Существуют устаревшие стереотипы в образе «баз НАТО у границ России» и «имперских амбиций Москвы в отношении стран Балтии».
И это при том, что сегодня новым центром мира становится Азия. Именно там теперь находятся страны, самые мощные в экономическом и военном отношении. Даже в том же НАТО второй по силам страной после США давно уже является единственная азиатская страна альянса – Турция. А 17 исламских стран Ближнего Востока по суммарному количеству бронетехники и артиллерии превосходят все 28 стран НАТО (включая США и ту же Турцию). Кроме того, как известно, регион Западной Азии сегодня является главным источником террористической угрозы. Эта угроза в последнее время несколько снизилась, но отнюдь не ушла в прошлое.
Еще большая военная мощь сосредоточена теперь в Южной и Восточной Азии, где находятся две новые сверхдержавы – Китай и Индия. По своему военному потенциалу они входят (вместе с США и Россией) в четверку сильнейших стран мира. Здесь же расположены очень сильные в военном отношении обе Кореи, Япония, Тайвань, Вьетнам. А уровень боевой подготовки восточноазиатских воинов значительно выше, чем у их западно-
азиатских коллег, да и у европейских тоже.
Продолжающийся стремительный рост экономики Китая и постепенный подъем жизненного уровня населения в очень обозримом будущем приведут к ситуации, когда этой стране для обеспечения своих потребностей не будет хватать ресурсов. А его военная мощь уже очень давно сверхизбыточна для обороны (не говоря о том, что сейчас никому не придет в голову напасть на Китай), однако КНР продолжает стремительно ее наращивать сразу по всем направлениям. НОАК улучшается и количественно, и качественно, при этом в нее внедряются новейшие методы «сетецентрической войны», заимствованные у США. 
В этой ситуации противостояние (или, если быть откровенным, его имитация) в Европе выглядит как минимум анахронизмом. Для него нет объективных причин, к тому же оно отвлекает от реальных угроз. Давно пора начать полномасштабное сотрудничество между НАТО и ОДКБ – хотя бы для борьбы с терроризмом и наркотрафиком. Высокомерное неприятие Западом ОДКБ становится все более странным, учитывая, что потенциал этих блоков в масштабах Евразии вполне сопоставим. А боеспособность некоторых входящих в ОДКБ армий значительно выше, чем у европейцев. Увы, видимо, здесь и проявляется то же взаимное недоверие и постоянное желание Запада на каждом шагу видеть «российский империализм». 
Кроме того, после СНВ-3 уже неприемлемым становится прежний подход, когда сокращать ядерные вооружения должны только Россия и США. Теперь ядерные арсеналы этих стран хотя и остаются крупнейшими в мире, но уже не настолько, чтобы на их фоне арсеналами трех других «официальных» ядерных держав можно было бы пренебречь. Соответственно в любых следующих договорах, если таковые будут, должны в обязательном порядке участвовать Великобритания, Франция и Китай. Причем если количество ядерных зарядов у Великобритании и Франции известно точно: 464 и 360 соответственно, то количество таковых у Китая и общая структура его ядерного арсенала не известны даже приблизительно. Пекин категорически отказывается даже обсуждать данную тему и тем более принимать на себя хоть какие-то юридические обязательства в данной области. И лишь солидарная позиция остальных четырех ядерных держав давала бы шанс изменить ситуацию.
Таким образом, для реального продвижения процесса разоружения России и Западу пора всерьез пересмотреть взгляды на мир и друг на друга. Как им это удалось сделать в первой половине 40-х годов ХХ века.

Александр ХРАМЧИХИН

Для комментирования необходимо авторизоваться!

Добавить новость