Регистрация  ·         ·  Забыли пароль?

2011-08-10 07:31:00 : О Каине, Авеле и братской любви

О Каине, Авеле и братской любви

 

О Каине, Авеле и братской любви

В русском национальном сознании, как и в любом другом, укоренилось множество мифов.

Процесс их создания никогда не прекращается, как, собственно, и процесс формирования нации. Мифы формируются на злобу дня для использования в данный исторический момент.

Речь пойдет о мифе, полностью себя дискредитировавшем, но не отвергнутом русским национальным сознанием по причине постоянного использования, - следовательно, нужном. Это - миф о братcкости трех славянских народов: белорусов, украинцев и русских. Конечно, апологет этого мифа расставил бы народы в другом порядке - для него важнейшей и значительной частью мифа являлся бы постулат о том, что русский народ есть «старший брат» как для белорусов, так и для украинцев.

Речь пойдет именно об этом из десятка больших и малых мифов в русском национальном сознании потому, что, во-первых, этот миф исторически новый, во-вторых, он раздражающе лживый, в-третьих, он часто упоминаемый к месту и не к месту, по делу и без дела, для внутрироссийского употребления и внешнеполитического, - так что стал уже общим местом и для многих превратился в аксиому. В-четвертых - с разрешения читателей, - лично меня он доводит до бешенства.

Современная наyка не знает такой терминологии и не оперирует таким понятием, как «братскость». В серьезном учебнике или научном труде по этнографии, политологии или истории нет термина «братский». Это из области пропаганды, в которой братский народ легко и мгновенно превращается в свою противоположность. Так случилось с поляками. Нет сомнений, что если бы поляки не отделились от советской России и с оружием в руках не защитили это свое решение, они тоже были бы зачислены на должность «братьев». А поскольку этого не произошло, и у государства русских возник конфликт с государством поляков с многочисленными горячими эпизодами, поляки на роль «братьев» не сгодились. О чем совершенно не жалеют по сей день.

Белорусам и украинцам, в отличие от поляков, не хватило исторической удачи, и они вошли в «братский» союз с русским народом. Правда, этот союз был не только «братским», но и советским, в котором глаза рябило от братьев и сестер. Но в отличие от всей семейки, им не повезло - особенно потому, что они этнически и отчасти религиозно близки русским. «Не повезло» не в том смысле, что это ускорило или привело их в государство русских, а в том, что помогло в русификации этих народов, в их культурном порабощении и навязывании им русского языка.

В Беларуси это заметно, как нигде. Я это хорошо вижу на примере своей многонациональной семьи. Бабушка и дедушка, родившись в белорусско-еврейском местечке и не будучи этническими белорусами, в качестве родного языка использовали белорусcкий. Евреи вообще в этом смысле в силу особенностей своей национальной ситуации могут быть индикатором господствующего языка и культуры.

Многие классики белоруской литературы (еврей Змитрок Бядуля, русский Викентий Равинский) не были этническими белорусами, но писали и творили на белорусcком именно потому, что это был основной язык общения народа, частью которого, как минимум в культурном контексте, они были.

Всего через поколение город перешел на русский полностью, а деревня, за редким исключением, полностью перешла на «трасянку». Образование - как высшее, так и среднее, - давалось уже на русском языке. Художественная литература на национальном языке стагнировала, не говоря уже о научной и технической. Национально-культурный ландшафт Беларуси к концу ХХ века напоминал лунный: ни души, ни движения, ни даже следов предыдущих национальных эпох. По себе помню, какое раздражение и недоумение вызывал урок белоруской литературы в старших классах - изучение совершенно не нужного предмета без шансов на полезное применение в будущем. Вообще дошло до того, что по-белорусски говорить было стыдно и считалось признаком низкого социального статуса. Пусть простят меня единичные Хранители национального языка и культуры, не делавшие погоду. Чисто «по-братски» все было сделано! Где-то я читал об Авеле и Каине - так там тоже братские узы не спасли от убийства. Правда, в той книге убийца оказался заклеймен в поколениях, а русские не каются вовсе. Их крики о «братскости» не могут восприниматься иначе, чем издевательство и обещание продолжить в том же духе.

Даже этих культурно-исторических событий хватило бы, чтобы бежать от России, как черт от ладана. Если же углубиться в историю, то окажется, что у белорусского народа нет врага не только опаснее, но и кровавее. Кровопускание было медленным, но не прекращающимся веками и поколениями - русские не любят спешить и смешить.

Вроде в школе каждый учил историю и не может не знать о восстании 1794 г. под руководством Тадеуша Костюшко, утопленном в крови любимца русской публики, о национальном герое России князе Александре Васильевиче Италийским, графе Суворове-Рымникском, войска которого так зверствовали в Беларуси, а потом в Польше, что поразили даже русское общественное мнение. Пушкинские строки о резне в Праге - попытка оправдать жестокость соотечественников:

Певец! издревле меж собою

Враждуют наши племена:

То наша стонет сторона,

То гибнет ваша под грозою.

И вы, бывало, пировали

Кремля позор и плен,

И мы о камни падших стен

Младенцев Праги избивали,

Когда в кровавый прах топтали

Красу Костюшкиных знамен.

Ни слова о «братских народах» - все лишь об извечной вражде! Ай да Пушкин! Ай да сукин сын!

Потом восстание 1830-1831 годов, после которого опустели деревни и католические монастыри. Восстание 1863 года под командованием Кастуся Калиновского с массовыми публичными казнями участников и сочувствующих Виленским генерал-губернатором Муравьевым-вешателем. 4,5 тысяч человек были осуждены к повешению, к ссылке на каторгу, на поселение в Сибирь, направлены в арестантские роты. Сколько пало на полях сражений и в бессудных расстрелах, трудно подсчитать. Около 13 тысяч человек власти переселили в отдаленные губернии России. Между прочим, цвет нации - в основном людей образованных и активных. На их место явились колонисты - «братские», естественно.

Попытка создания независимого белорусского государства в 1918 году была неудачной из-за контрдействий России - правда, уже советской. Кстати, при переговорах с Польшей в тот же период Москва предложила Варшаве обменять Восточную Беларусь на Западную Украину, от чего Польша отказалась. Вот так «по-братски» - обмен одних на других. Хорошо еще, не на табак.

А Слуцкое восстание 1920 года, утопленное в крови со всей революционной большевистской решимостью, как у большевиков было принято? И это примеры только из новой истории.

Века вражды и вдруг - «братские» народы? Что-то тут не то. К месту вспомнить некляевские лыжи. Но «кто старое помянет, тому глаз вон». Это правило, кстати, тоже русские ввели.

Надеюсь, с братскостью мы разобрались. Как говорится, при таких друзьях врагов не надо. Если бы кому-то пришло в голову извести белорусов как этнос, под корень, то лучших исполнителей, чем подданные российского государства, он и пожелать бы не мог. Они столь преуспели, что искоренили даже историческую память, а с ней и национальное достоинство. Иначе чем объяснить, что часть белорусов - даже после 20 лет независимости - этим национальным достоинством не дорожит и тупо блеет о «братскости»? Под аккомпанемент белорусских властей, выменивающих идею братства, хоть и лживую, на российские деньги, газ, нефть, политическую поддержку и прочая, и тем самым приучающих Россию к мысли о том, что белорусам вполне комфортно с русской интерпретацией истории. Пройдет время, и русские попытаются конвертировать собственные иллюзии в некие материальные приобретения. Так что крайне опасную игру ведет Лукашенко со товарищи, причем играет не на свои, а на казенные, народные.

«Союз» между Москвой и Минском в том виде, в котором он сложился, напоминает интрижку между брачным аферистом и проституткой, «разводящей на любовь». Каждый из парочки имеет кукиш в кармане и камень за пазухой. На счастье в таком «союзе» рассчитывать не приходится. Как бы Москве не пришлось подсчитывать убытки, хотя она в последнее время вроде начала понимать, что у партнера по игре карта крапленая.

Непонятна логическая цепочка, когда из неоспоримого факта этнической близости приходят к выводу о необходимости объединяться, вплоть до создания единого государства. С таким же успехом можно предложить близким родственникам объединиться в семью из несколько супружеских пар, совместно воспитывать детей и вести общее хозяйство. В пример нам лицемерно приводят Европу: мол, они объединяются из соображений выгоды. Что-то мне подсказывает, что Россия не из соображений выгоды это делает, а совершенно по другим мотивам. А то она настойчивость и усилия, с которыми объединяется с Беларусью, приложила бы для вступления в НАТО и в Евросоюз.

Выгода - только упаковка для товара совершенно другого рода. Стремление России расширяться и умножаться за счет соседей - хроническое заболевание: неизлечимое, веками запущенное и превратившееся в национальную идефикс. России все равно, братские народы проглатывать или не братские. Она Казахстан тянет в этот новый союз не меньше, чем нас. Просто с Беларусью преуспела больше. А где не получается тихой сапой, в ход пускается сила - точнее, оставшаяся от имперских времен часть силы. Это и оттяпывание от Грузии Южной Осетии и Абхазии, а от Молдовы Приднестровской «республики», создание там марионеточных квазигосударств, не признанных никем, кроме хозяйки. Было бы и больше примеров подобного поведения, да сил не хватает, но зато есть огромное желание.

Есть непреложное правило среди тех, кто живет соображениями выгоды и рационализма: с прощелыгами и бандитами дел не иметь, бежать людей с дурной репутацией и плохой кредитной историей, а если ситуация того потребует, то денежки вперед! У России такая репутация, что с ней надо быть крайне осторожными во всем. Расслабленность и беспечность могут крайне дорого обойтись. По-другому никак, ибо себе дороже! Гарантия неприятностей, вплоть до отобрания паспорта и продажи на органы.

Лучше к России относиться как к потенциальному врагу, чем как к потенциальному другу. Это единственное государство, имеющее общую границу с Беларусью, от которого можно ожидать в данный момент любых, в том числе и агрессивных действий.

Пожелание здоровья и процветания у славян - традиционный и общепринятый способ выразить симпатию и расположение. Может, поэтому у той части белоруской политической элиты, что последние 17 лет находится у власти и болеет «интеграционной болезнью», лозунг оппозиции «Жыве Беларусь!» не в чести и вызывает приступы ярости? Может, они не желают процветания своей стране? Вместо того чтобы произнести «Смерть Беларуси», они на разные лады поют осанну «единой судьбе» и «союзу братских народов». Именно поэтому с такой поспешностью национальные символы были заменены на не отражающую ничего, кроме подспудной тоски по прошлому, атрибутику. И пропал с герба «светлый лыцарь» с копьем наперевес, скачущий в правилах геральдики с Запада на Восток, где ждет его Змей Горыныч ныне об одной голове, в прошлом двуглавый, а в мечтах своих Горынычевых многоглавый.

Ну и кто после этого мерзавцы и «пятая колонна»?..

Вадим Бельзацкий


Для комментирования необходимо авторизоваться!

Добавить новость