Регистрация  ·         ·  Забыли пароль?

2011-07-23 08:04:00 : Борис Бухель - о своих 7 сутках в ИВС

Борис Бухель - о своих 7 сутках в ИВС

 

Борис Бухель - о своих 7 сутках в ИВС

Правозащитник во время отбывания административного ареста в могилевском изоляторе временного содержания написал четыре жалобы. При этом он исписал две ручки.

Борис Бухель отмечает, что впервые более чем за 20 лет правозащитной практики ему пришлось побывать в изоляторе, хотя до сих пор он уже много раз задерживался сотрудниками милиции, сообщает Могилевское отделение ПЦ «Вясна».

3 июля. Задержание

В этот день состоялась самая массовая акция в Могилеве, начиная с 1996 года. В шествие по центральной пешеходной Ленинской улице приняло участие около 1000 человек. Участники «молчаливой акции» шли и хлопали в ладоши.

Борис Бухель находился от колонны на расстоянии 50-70 метров и наблюдал за ее участниками. Кроме этого он делал фотографии на свой мобильный телефон.

«Я был задержан сотрудником спецназа в штатском. Он подошел ко мне и спросил, что я фотографирую и приказал мне прекратить фотосессию. Я сказал, что имею на это право и отказался выполнить его требование. Тогда он предложил мне пройти с ним к «пазику». Действовал он корректно без применения грубой силы», - говорит правозащитник.

Борис Бухель отмечает, что, когда он был в автобусе, у него начали спрашивать, что он фотографировал? Потом спецназовцы взяли у него мобильный телефон и удалили все фотографии.

«Удалив мои фотографии, меня лишили доказательств того, что я не участвовал в шествии колонны», - отмечает правозащитник.

Ленинский РОВД

После задержания Бориса Бухеля продержали больше трех часов. В сумме оказалось около 7,5 часов. Это является грубым нарушением закона. Большую часть времени ему пришлось провести в автобусе с другими задержанными. Их оказалось 12 человек.

За каждым задержанным наблюдали милиционеры. Не давали возможности пользоваться мобильными телефонами.

Среди задержанных было несколько случайных людей, которые попросту проходили рядом и стали свидетелями и одновременно участниками «молчаливой акции».

Уже будучи задержанными и сидя в автобусе, спецназовцы попросили их, кто такой Алесь Осипцов и кто такой Борис Бухель.

Потом один из них показал загруженный на его мобильном телефоне сайт «Хартии-97», где уже появилась информация о том, что Бухеля и Осипцова задержали.

«В час ночи меня повели на допрос. Мне попался молодой неграмотный лейтенант, который наделал много ошибок. Меня отпустили из РОВД только около трех часов ночи, - говорит правозащитник. - Перед тем, как допрашивать задержанных, один из офицеров переписал у всех фамилии и места работы. Потом он собрал всех спецназовцев в соседней комнате и через закрытую дверь я слышал, как он распределял среди милиционеров, кто против кого будет давать лживые показания в суде».

«Мне попался тот спецназовец, который встречал меня у автобуса, а не тот, что меня задерживал. В суде он не смог точно назвать место, где меня задержали. Глава спецназа, который меня задерживал, после многократных просьб назваться назвался Ивановым Иваном Ивановичем. Оператор, который снимал меня на видео, назвался Сергеевым Сергеем Сергеевичем», - продолжает Борис Бухель.

«Я думал, что меня посадят сразу в изолятор, так как милиционер, сидящий передо мной, сказал, чтобы я достал все личные вещи из карманов и начал их переписывать, занося их в протокол обыска. А потом он неожиданно меня отпустил. В тот день в изолятор сажали тех, кто не подчинялся требованиям сотрудников милиции. Остальных, после составления протоколов, выпускали на волю», - отмечает правозащитник.

Задержание без повестки

«После того как меня задержали и составили протокол, мне было интересно знать, когда суд начнет рассматривать мое дело. По этому поводу я каждый день ходил в Ленинский районный суд и спрашивал, когда это произойдет. 6 июля в 17-00 я в очередной раз посетил это здание. Я спросил, прибыло ли мое административное дело в канцелярию. Я хотел, чтобы сотрудницы записали мой мобильный телефон и позвонили, когда будет готова повестка, чтобы ее не высылали по почте. Одна из сотрудниц удивленно спросила: а с чего вы решили, что вам будет выписана повестка?», - говорит Борис Бухель.

После того, как он вышел из суда, ему начали поступать звонки. Милиционеры начали вылавливать задержанных и выпущенных на свободу 3 июля участников «молчаливой акции». Первым позвонил Александр Симанович, который сказал, что к нему пришли милиционеры. Потом забрали журналиста Алеся Осипцова. Номер редактора «Толоки» оказался недоступным. В изоляторе Бухелю сказали, что он уже находится у них.

До сих пор неизвестно, почему не были выписаны повестки, а людей задерживали вот таким образом. В прокуратуре, куда Борис Бухель подал по этому поводу жалобу, также были поражены этим случаем, так как по закону повестки необходимо высылать.

«7 июля утром я пошел в суд. При этом я собрал себе сумочку, на тот случай, если суд надо мной произойдет быстро, и меня посадят «на сутки». В суде меня уже ждали два лейтенанта, которые отвезли меня в Ленинский РОВД, где на меня составили протокол о задержании. После этого меня отвезли в изолятор, где меня продержали сутки. За эти сутки нас так ни разу и не покормили. Ели только то, что было с собой», - рассказывает правозащитник.

В суде Ленинского района

Фактически суд над Борисом Бухелем тянулся от 9-00 до самого вечера. В изолятор его доставили только в шесть часов.

Судил его судья Станислав Шендерович. Он вместе с председателем суда Кужалевой сделал все для того, чтобы не дать возможность людям участвовать в этих судах. Это делали также и другие судьи.

Если ранее задержанных привозили, и было около часа времени на то, чтобы уточнить, где, кто, и в каком месте будет судить, то сейчас эти моменты согласовывались председателем суда с милиционерами заранее по телефону.

«По этому поводу мною подана жалоба в Главное управление юстиции по Могилевской области, так как судьи делали все, чтобы не дать информацию пришедшим поддержать задержанных людей и не допустить их на судебные заседания. Мой суд проходил также с многочисленными нарушениями. Я детально разобрал судебный процесс и направил жалобу на судившего меня судью Станислава Шендеровича», - говорит Борис Бухель.

На фотографиях, которые показывали в суде, его не было. Он также просил судью вынести частное определение в адрес милиции по поводу того, что его задержали в здании суда и за то, что во время задержания он провел в милиции более семи часов.

Это сделать судья отказался. «Перед судьей я положил распечатку с сайта «Хартия-97» с материалом о судах в Гродно. Там судьи отказались судить участников «молчаливой акции». Судьи потребовали видеодоказательства и осудили в результате только двух человек. Он прочитал эту распечатку и после этого сделал перерыв на 20 минут.

Перед этим я также заявил, что копия протокола, которую мне выдали на руки, не соответствует оригиналу и сделана с нарушениями. По возвращении судьи в зал судебного заседания он сказал, что протокол составлен с нарушениями, и он принял решение отправить его на доработку.

Меня неожиданно освобождают. Я бегу смотреть, где кого судят. Но через 20 минут меня выловил майор Тетерюков и отвел к судье Шендеровичу. Тот сказал, что протокол доработан и суд начинается заново.

Я пошел за своими бумагами и предупредил остальных активистов о том, что суд вновь продолжается.

В перерыве уже я следил за спецназовцами, чтобы они никуда не звонили и им никто не давал каких-то указаний.

Когда закончился суд и мне дали семь суток административного ареста, я сразу потребовал постановление решения суда.

В суде майор Тетерюков сказал, что 7,5 часов сидения в РОВД будет зачислено во время отбывания наказания в изоляторе», - говорит Борис Бухель.

Тем временем журналисту Алесю Осипцову эти часы не были зачислены. Уже известно, что он будет это обжаловать.

В изоляторе

«В изоляторе я имел на руках инструкцию о содержании находящихся в изолятор лиц. Я думал, что буду писать начальнику изолятора жалобы каждый день, однако нареканий на мое содержание в этом заведении я не имею. Все соответствовало инструкциям. Другое дело, что сами инструкции надо менять и дорабатывать. Ко мне относились с уважением и всегда обращались ко мне на «вы», - продолжает правозащитник.

«Интересный случай произошел, когда Виктор Болдин принес передачи мне и журналистке Алине Скрабуновой. Он передавал также и витамины. Это задержало передачу, так как милиционеры пошли к врачу, чтобы тот дал разрешение. Тут пришел некий адвокат и сказал, что ему нужно пройти без очереди, однако его приостановили и сказали, что сначала оформим политических, а потом будем разговаривать с вами.

Этот случай свидетельствует о том, что нас, задержанных во время «молчаливой акции», милиционеры разделяли на «политических» и нет, - отмечает Борис Бухель.

Правозащитник отмечает, что питание в изоляторе было как в студенческой столовой.

«В областной суд я также обжаловал свой приговор. На примере Алины Скрабуновой стало известно, что человек, попавший в изолятор, не может своевременно обжаловать решение районного суда. Чтобы обжаловать, нужно оплатить государственную пошлину. А у людей не всегда в тюрьме есть при себе деньги. Кроме этого, нет возможности оплатить через банк. С этим вопросом мы будем разбираться в ближайшее время», - подчеркнул Борис Бухель.


Для комментирования необходимо авторизоваться!

Добавить новость